ТРЕТИЙ НЕ ЛИШНИЙ

Третий не лишний

Пришли впятером. Мама с папой зашли в кабинет, а бабушка с двумя детьми — мальчиком и девочкой — осталась в коридоре.

— Мы бы хотели сначала без них рассказать.

— Да, разумеется, проходите.

— Нас очень беспокоят отношения между нашими двойняшками, сыном и дочерью. Им почти шесть лет. Они ненавидят друг друга.

— Ну уж прям… — засомневалась я.

— Именно ненавидят! — горячо подтвердила женщина. — И мы уже просто не знаем, что нам делать. Мы все измотаны их враждой. У Вити больное сердце. Ему сделали операцию практически сразу после рождения и, скорее всего, будут делать еще одну. Ему многого нельзя, многое для него просто опасно. Соня вообще с этим не считается, может толкнуть его, ударить. Когда мы ее за это ругаем, она иногда прямо так и говорит: «Ну и что, а я и хочу, чтобы он поскорее умер! Тогда все мне одной будет!» Они никогда не делятся игрушками. Не радуются успехам друг друга, зато очень радуются неудачам. Почти никогда вместе не играют. Она может специально сломать робота, которого он три дня собирал из конструктора.

— А Витя? Как он относится к сестре?

— Точно так же. Но поскольку физически Соня сильнее, он научился действовать по-другому. Она шумная, активная, легко отвлекающаяся, в общем-то агрессивная (в садике тоже в обиду себя не дает и на площадке может подраться), любит бегать, лазить, проказничать. А Витя внимательный, спокойный, любит клеить, рисовать, конструировать. И теперь он у нас виртуозно играет в игру: «Она плохая, я хороший». «Мамочка, ты устала? Давай я с тобой посижу, песенку тебе спою», «Бабушка, давай я тебе очки найду», «Папа, а кто там вчера в футбол выиграл, когда я спать ушел, расскажи скорее, мне так интересно!» Плюс постоянно ябедничает: Соня то-то сказала, Соня туда-то залезла, Соню сегодня воспитательница в садике вот за это отругала. Может подставить ее, специально спровоцировать (он же знает, что мы за его сердечные дела боимся и, если она на него кинется, обязательно ее накажем). Я это иезуитство обычно вижу, стараюсь пресекать, а муж с мамой замечают далеко не всегда и то и дело ведутся. Соне обидно, она начинает беситься, все разносить, мы ее с трудом успокаиваем, иногда приходится в ванную тащить и под холодную воду, а Витя тихо сидит в уголочке и посмеивается.

Читайте также: ПОУЧИТЕЛЬНАЯ ИСТОРИЯ ВОЛЧЬЕЙ МЕСТИ

— А когда все это началось?

— Да практически с самого начала. Я одного на руки брала, второй начинал так зло орать, что мне просто не по себе становилось. Соне было месяцев десять, когда она стала брата за пальцы кусать — только-только зубы появились, мы даже не сразу поняли, что за отметины такие. В два года она его чуть не задушила — бабушка вовремя вошла. В три он ее почти уговорил с зонтиком из окна выпрыгнуть, шестой этаж. Мы его спросили: ты понимаешь, что Соня могла разбиться? Он ответил: да, понимаю, я сам прыгать и не собирался, мне посмотреть хотелось.

Что-то в этой истории было не так. Вот прямо совсем-совсем не так. Но я не понимала что. Родители сидели передо мной и выглядели встревоженными и огорченными, но совершенно адекватными. Мужчина подтвердил все обозначенные женой факты, однако прибавил, что, на его взгляд, она все же излишне драматизирует: «Мы с братом тоже, бывало, до крови дрались…»

— Но это же не то! Это совершенно не то — как ты не понимаешь! — закричала женщина.

Я позвала из коридора детей и бабушку — раз уж их привели, надо же взглянуть. Мальчик был темненький и тщедушный, девочка — крупная, коренастая и намного светлее. Сразу пошли в разные углы. Витя заинтересовался трансформерами, понес папе. Соня экспериментировала с большим магнитом, ни с кем не контактировала. Когда спустя время Витя попытался что-то свое подсунуть к магниту, девочка лаконично и грозно сказала: «Лучше не лезь!» Витя, сидя на корточках, поднял страдальческий взгляд, встретился глазами с бабушкой: «Ну, ты видишь, я же не хотел ничего плохого…» Бабушка отреагировала предсказуемо: «Соня, дай ему тоже посмотреть!»

— Пусть зажрется! — Соня встала, пнула ногой магнит, едва не попав по брату, и ушла в предбанник.

Мама встретилась страдальческим взглядом со мной: ну вот, вы видели.

У меня нарастало ощущение неправильности, искаженности происходящего. Как будто я видела все в кривом зеркале. Есть что-то еще. Нечто, нарушающее видимую мною перспективу.

Читайте продолжение на следующей странице, нажав ее номер ниже.