Суперхит XX века . SERGE GAINSBOURG «JE T’AIME… MOI NON PLUS»

Серж Генсбур (сын одесских евреев, сбежавших из России во Францию в смутные революционные времена) мало годился на роль поп-идола.

Во-первых, он был откровенно некрасив.

Во-вторых, совершенно не умел петь – его песни всегда представляли собой некий речитатив, произносимый на музыкальном фоне.

В-третьих, свою певческую карьеру Серж начал в 1958 году, когда ему стукнуло 30 лет, поэтому вписаться взрослому дядечке в молодёжную моду 1960-х было крайне нелегко.

Генсбура спасли девушки. Сначала – молодая и наивная певица Франс Галль, которая в 1965 году победила на «Евровидении» с его песней «Poupee de cire, poupee de son». Затем – красавица Брижит Бардо. Встреча этой «Эсмеральды» со своим «Квазимодо» случилась осенью 1967 года. Профессиональные отношения (Генсбур писал песни для шоу кинозвезды) неожиданно переросли в бурный любовный роман.

Б. Бардо «Инициалы Б.Б.»:
«То была безумная любовь – такая любовь бывает только во сне, любовь, которая останется в памяти».

Вдохновлённый Бардо, Генсбур ночи напролёт сочинял для своей музы песни. Три из них, по моему мнению, до сих пор являются лучшими во всём богатом творчестве композитора.

Б. Бардо «Инициалы Б.Б.»:
«Однажды ночью Серж наигрывал на пианино, не выпуская сигарету изо рта, а я заснула. Утром он спел мне «Бонни и Клайд».

Песня с таким названием родилась не случайно. На экраны только что вышел знаменитый одноименный фильм Артура Пенна, посвящённый истории Бонни Паркер и Клайда Бэрроу – известных американских бандитов. В 1930-е годы они наделали много шума, разъезжая по США, грабя банки, убивая полицейских (и не только). В итоге полиция всё-таки подстерегла авто сладкой парочки и вполне ожидаемо, безо всяких разговоров, изрешетила их пулями.

Разумеется, спустя годы история двух «отморозков» обросла романтическим ореолом – Бонни и Клайд предстали в виде страстных любовников и борцов «против Системы». Фильм Пенна окончательно канонизировал романтическую версию. Ну, а Генсбуру показалась удачной идея написать песню, где они с Бардо могли бы предстать колоритным дуэтом. Таким они и предстали на «Шоу Бардо» 1 января 1968 года, где актриса играла роль Бонни – в классическом берете, пуловере и с автоматом в руках.

Интересно, что текст песни представлял собой лёгкую обработку стихотворения настоящей Бонни Паркер под названием «Конец тропы» («The Trail’s End»). С виду простая музыка была замечательно аранжирована тревожным круговоротом скрипок и постоянным «разбойничьим» взвизгом на заднем фоне. Ну, а поверх музыки дуэт буквально начитывал текст – ведь пела Бардо ещё хуже Генсбура.

Теми же ночами, проведёнными рядом с любимой, Серж создал ещё одну песню – «Je t’aime… Moi non plus» («Я тебя люблю… Я тебя тоже… нет»). На это парадоксальное название Генсбура натолкнуло изречение сюрреалиста Сальвадора Дали: «Пикассо – испанец, я тоже. Пикассо – гений, я тоже. Пикассо – коммунист, я – тоже нет».

Песня представляла собой диалог двух влюблённых во время… секса. Откровенные фразочки вроде «Я двигаюсь вперед и назад между твоих бёдер» или «Ты – волна, я – голый остров» сопровождались любовными вздохами и стенаниями Бардо. Поэтому после записи песни по Парижу поползли слухи, что во время студийной сессии исполнители по-настоящему занимались любовью. На что Генсбур иронически сказал: «Хорошо, что до этого не дошло, иначе записалась бы до-о-олгоиграющая пластинка».

Однако скандальные слухи дошли до ушей мужа актрисы – немецкого миллионера Гюнтера Сакса, и тот пригрозил Брижит разводом, если сингл «Je t’aime… Moi non plus» поступит в продажу. Генсбур неохотно уступил просьбе Бардо. Сингл не вышел, а совместная долгоиграющая пластинка была переименована в «Bonnie and Clyde». А на обвинения в пошлости Серж обиженно сказал: «Эта музыка чиста. Первый раз в своей жизни я написал песню про любовь, а её так плохо приняли». Более того – он настаивал на том, что это «антифаковая» песня, указывая на строчку: «Плотская любовь – безысходна…».

Вскоре Бардо пожалеет о своём решении… А пока актриса умчалась на съёмки фильма «Шалако» в испанский город Альмерию. Этот отъезд стал точкой разрыва короткого романа «Эсмеральды» и «Квазимодо».

Б. Бардо «Инициалы Б.Б.»:
«Я снова увидела Сержа, когда собирала вещи на авеню Поль-Думер. Мадам Рене получила приказ никому не открывать двери. Серж набил мой чемодан любовными записками, нацарапанными на нотных листах.

В последний момент я проколола себе указательный палец правой руки и написала Сержу своей кровью: «Я люблю тебя».

Он сделал то же самое и написал: «Я тебя тоже… не люблю».
Читайте продолжение и смотрите видео на следующей странице, нажав ее номер ниже.