СМОТРЕТЬ на МИР ГЛАЗАМИ СЫНА…

182
СМОТРЕТЬ на МИР ГЛАЗАМИ СЫНА…
В морг при одной московской больнице, где существовало глазное хирургическое отделение,
привезли тело погибшего в аварии мотоциклиста. Совсем еще мальчика восемнадцати лет.
По правилам, существующим в той больнице, у него после судмедэкспертизы забрали роговицу с обоих глаз и передали в глазное отделение.
На следующий день в морг приехали родители погибшего мотоциклиста.
И, опознав тело, каким-то совершенно непонятным для врачей образом обнаружили, что у их единственного сына без какого бы то ни было согласия с их стороны кто-то посмел забрать глаза.
Понятно, что несчастные родители были и без того раздавлены горем: смерть лишила их единственного ребенка, – а здесь еще и такое.
Забор роговицы с обоих глаз их сына они восприняли как оскорбление и надругательство над его телом.
Отец и рыдающая мать с кулаками набросились на патологоанатомов: – Мы не давали разрешения! Верните глаза обратно! Хотим, чтобы сын покоился со своими глазами!
Ну кому хочется объясняться с разгневанными несчастными людьми, да еще и в подобной ситуации! Побить могут.
Что ж, ты жаловаться на них пойдешь?
Вот и ретировались: – Простите, но мы в данной ситуации ни при чем. Это «глазники» виноваты, они глаза вашего сына забирали. Вот к ним идите и требуйте.
Заведующий глазным отделением, мгновенно просчитав ситуацию, взвесив все «за» и «против», принял единственно верное и, как потом оказалось, гениальное решение.
«Когда они появятся, приведите к ним Ваньку», – велел этот замечательный доктор.
Ванька поступил в отделение всего неделей раньше.
Это был очаровательный золотоволосый полуторагодовалый пупс, которого реально нашли на помойке, где он ползал совершенно голый в пищевых отходах.
Ребенка передали в дом малютки, отмыли, выходили, откормили. Потом нашли биологическую мать, которой оказалась сильно пьющая женщина.
Из-за ужасных условий, в которых содержался ребенок, постоянных побоев, постоянного же голода и общего истощения у ребенка, несмотря на всю проявленную в детдоме и детской больнице заботу, развилась кератомаляция, или «расплавление» обеих роговиц.
Ребенку срочно требовалась пересадка роговиц на оба глаза.
Эту операцию, вернее – операции, и выполнил профессор. Все прошло успешно, мальчик стал видеть, повеселел.
Чудесный малыш, кудрявый и золотоволосый:
таких, как он, в XVIII веке любили изображать ангелочками, расписывая дворцовые плафоны где-нибудь в предместьях Москвы или Петербурга.
Розовощекий синеглазый мальчишка. Несмотря на пережитое, очень ласковый и веселый.
В отделении его все любили, постоянно чем-то угощали, тискали, целовали.
Несколько минут спустя в отделение пришли эти бедные, потерявшие сына родители.
Лицо отца было красным, искаженным от гнева. Мама, та вся в слезах, плачет навзрыд.
Оба кричат, отец угрожает, называет врачей извергами и садистами. Мать тоже кричит, голос высокий, отчаянный. Они требуют вернуть глаза их сына.
В таких обстоятельствах говорить с людьми, находящимися в состоянии аффекта, невозможно. Они просто не станут никого слушать и не согласятся ни с одним твоим доводом. Обычным путем сквозь стену родительского горя не пробиться.
Нужно отдать должное выдержке профессора. Он им честно сказал: глаза вернуть не может, потому что они уже пересажены другому человеку, но если хотите, я покажу вам того, кто теперь смотрит на этот мир глазами вашего сына.
Подводят Ваньку и рассказывают историю его совсем еще коротенькой жизни.
Потом сажают его напротив микроскопа и показывают родителям погибшего мальчика роговицы, пришитые Ваньке:
– Это глаза вашего сына. Хотите – забирайте. Ласковый Ванька, добродушно улыбаясь, подходит к матери и подает свою любимую игрушку. Люди, только что еще не способные что-либо видеть и понимать, замолчали.
Стояли с открытыми от потрясения ртами и, не отрывая глаз, смотрели на наше маленькое чудо, а он смотрел на них глазами их сына.
Потом они посмотрели друг на друга, повернулись и ушли потрясенными.
Надо ли говорить, что после выписки Ваньку они усыновили.
Священник Александр Дьяченко.
Источник: facebook.com