Почему так трудно говорить хорошее, когда все вокруг говорят плохое. Убедительно говорят

433

В тяжелые времена говорить хорошее очень трудно. Гораздо выгоднее говорить плохое и страшное. В гипнозе страха, в заразе тревоги люди слушают и читают плохое активнее, — негативные эмоции более яркие и сильные. Так природой устроено. А тревога передается почище любой инфекции, ученые это давно заметили.

И на того, кто говорит хорошее, начинаются нападки. Ему внушают, что он ошибается.

Все будет ужасно. Мы все погибнем. Выхода нет! И даже если вы уверены в своих словах, очень трудно противостоять натиску людей, настроенных негативно. Можно засомневаться, отступиться, впасть в отчаяние, перестать поддерживать других… И присоединиться к тем, кто кричит: «жуть!», «кошмар!», «нам конец!»… Опустить руки можно.

Я вам расскажу историю про сестру бабушки, тетю Зою. Она была доктором медицинских наук, а сначала, после войны — простым молодым врачом. Они с мужем, тоже доктором, жили в комнатке при больнице, тогда бедные все были…

И был один пациент у тети Зои, молодой парень, который погибал от болезни. Его положение было безнадежным, — так говорили все доктора. Все маститые профессора. Типичная картина неизлечимого заболевания.

А тетя Зоя настояла, чтобы пациенту сделали переливание крови. И она была уверена, что это поможет. Парнишку можно спасти, можно! Его положение вовсе не безнадежное, хотя и очень опасное. И тетя Зоя, совсем молодая, «зеленая», на этом настаивала. Уверяла, доказывала, требовала…

Как на нее все накинулись! Ей говорили обидные и оскорбительные слова. На нее давили. Ее высмеивали грубо. Ее ругали. Разве вы не видите, что пациент безнадежен? Он умрет со дня на день, какое еще переливание крови, что за глупости. Вы плохо учились в мединституте, видимо!

Тетя Зоя училась очень хорошо. И под свою ответственность все-таки сделала переливание. И свою кровь дала, она подходила. И этот молодой человек выжил, вот так. Он потом горячо благодарил доктора Зою Денисовну. И его родители плакали от счастья.

Тетя Зоя тоже плакала, — от оскорблений и угроз. Их с мужем даже хотели выгнать из комнатки, а у них уже был маленький ребенок. И с работы выгнать хотели. Зачем она опровергает прогноз других врачей? Не вредитель ли она? Дело-то было в конце сороковых годов…

Тетя Зоя тогда упала с лестницы в больнице и сильно расшиблась. Так на нее повлияли угрозы, доносы, давление, оскорбления… Но она тоже быстро выздоровела, молодая была, выносливая, и с сильным упрямым характером. Волевая женщина была Зоя Денисовна, что ни говори. Она и на свадьбу мне поздравление написала оригинальное: «Жизнь требует большого мужества».

И сама перед смертью, уже в глубокой старости, страдая очень, говорила внятно: «надо быть сильной! Надо уходить достойно!».

Надо быть сильной. Надо быть сильным. Я это запомнила. И когда все вокруг нападают и кричат: «Все кончено! Жуть! Кошмар! Нам конец! Все будет ужасно! Зачем вы даете надежду, надежды нет!», — надо выстоять и перетерпеть. И не потерять уверенность в том, что можно спастись и спасти, если веришь в это.

Я верю. Жизнь требует большого мужества. Это не прогулка в парке развлечений с бесплатным мороженым. Это трудный путь. Важно пройти его достойно по возможности. И помочь другим сохранить достоинство. Я надеюсь, что все образуется. А выть: «какой кошмар!», «мы обречены, выхода нет!», «какой ужас!», — я не буду. Это неправда. Надо верить в то, что говоришь другим. Только тогда эти слова защитны и спасительны.

Анна Кирьянова

Источник