«Обыкновенная сказка» — удивительный рассказ легендарного Алана Милна.

– Никогда бы об этом не подумал.

– Никто не думает, кроме меня. А я не могу думать ни о чем другом, – Черепах помолчал, потом доверительно сообщил: – Сейчас мы дегустируем омлеты с ромом. Почему-то мне представляется, что черепахи их не любят, но надо попробовать. Надеюсь, вы не слышали, что омлеты с ромом противопоказаны черепахам?

– Вам более незачем волноваться об этом, – уверенно заявил Красавчик. – К вечеру вы снова станете человеком, – он похлопал Черепаха по панцирю и вернулся к Очаровашке, чтобы с поклоном распрощаться.

Оставшись в одиночестве, принц решительно повернул перстень, и перед ним тотчас же возник гном.

– Сегодня, как обычно? – спросил он и уже начал поворачиваться, чтобы исчезнуть.

– Нет, нет, – остановил его Красавчик. – Сегодня мне без тебя никак не обойтись, – он на мгновение задумался. – Мне нужен меч. Который убивает великанов.

Мгновенно у его ног возник сверкающий меч. Красавчик поднял его, осмотрел.

– Меч и впрямь волшебный? – осведомился он.

– Первая же царапина вызывает смерть, – заверил его гном.

Красавчик, который большим пальцем проверял остроту лезвия, поспешно отдернул руку.

– Теперь давай плащ-невидимку.

– Держи. Все, что укрыто этим плащом, невидимо для врагов.

– И еще… семимильные сапоги… Спасибо. На сегодня достаточно.

Гном исчез, а Красавчик скинул башмаки, сунул ноги в волшебные сапоги, подхватил меч, надел плащ и отправился исполнять просьбу Очаровашки. Но не пробежал и ста шагов, как неожиданно мелькнувшая в голове мысль заставила его остановиться.

– Значит, так, замок Бландербаса был в 10 фурлонгах. А у меня семимильные сапоги… то есть я отмахал почти 700 миль [1 сухопутная миля равна 1609 метрам]. Надо возвращаться, – он вернулся, отсчитывая шаги, и вновь очутился все в том же лесу.

– Ну как? – спросила принцесса Очаровашка. – Вы убили его?

– Н-нет, – промямлил Красавчик, – пока еще нет. Я… тренируюсь. Понимаете, – голос его зазвучал более уверенно, – надел новую пару сапог и… – ледяной взгляд Очаровашки заставил его опустить подробности. – Клянусь вам, принцесса, теперь я не вернусь к вам без его головы.

Он шагнул в сторону замка и, естественно, перемахнул через него. Отступил назад и снова предстал перед очами принцессы.

– Принес голову? – спросила Очаровашка.

– Я… должно быть, выронил по дороге, – Красавчик с деланным удивлением посмотрел на пустые руки. – Сейчас пойду и… – один шаг, и принцесса исчезла.

В 6 милях от замка, по другую его сторону, принц сел на землю и глубоко задумался. До заката оставалось два часа. Без волшебных сапог он мог и не успеть дойти до замка. Задача-то перед ним стояла простая: построить равнобедренный треугольник, основанием которого служило бы прямая, соединяющая его и замок, с боковыми сторонами – два его шага. Но происходило все это в доевклидовые времена.

Однако Красавчик все-таки добился своего. Один шаг на север, второй – на юго-запад, и вот он, замок, совсем рядом, в 2-3 фурлонгах, которые он и преодолел с сапогами под мышкой. У ворот остановился, неудобно, знаете ли, приходить в гости в чулках, но пришел к выводу, что на этикет можно и плюнуть, если решался вопрос жизни и смерти. И потом великан все равно его не увидит. И вот, укрывшись волшебным плащом, с волшебным мечом в руке Красавчик шагнул в ворота. На мгновение сердце его перестало биться, но образ принцессы, возникший перед его мысленным взором, придал ему смелости…

Великан сидел перед камином, зажав между колен сучковатую дубину. Едва Красавчик вошел в зал, он обернулся, удивленно вскрикнул, наклонился вперед, чтобы получше разглядеть пришельца, захохотал, откинулся назад. Как и большинство людей, выделяющихся своими габаритами, его отличало доброе сердце, но иной раз он бывал очень упрям. И вся эта история с черепахой как нельзя лучше характеризовала его и с лучшей, и с худшей сторон.

– Чего это ты в чулках? – спросил он Красавчика. – Тут никто не спит.

Принц замер.

– Вы меня видите? – в изумлении спросил он.

– Разумеется, вижу! Неужели ты думаешь, что я не замечу человека, который входит в мой замок в чулках? Да я бы обратил на тебя внимание и в толпе!

– Паршивый гном! – прорычал Красавчик. – Он же поклялся, что плащ скроет меня от глаз врагов.

– Значит, мы не враги, – улыбнулся великан. – Ты мне очень даже нравишься. Что-то в тебе есть… так вот взять и войти в мой замок… Думаю, это любовь с первого взгляда.

– Так вот как он провел меня!

– Нет, нет, дело не в этом. То, что под плащом, действительно невидимо. Но ведь некоторые части тела он не закрывает. Ты и представить себе не можешь, какой забавный у тебя вид. Голова, две ступни, пара локтей…

Но Красавчику надоела пустая болтовня. Выхватив волшебный меч и скинув бесполезный плащ, он бросился на Бландербаса и прекрасным выпадом поцарапал мечом лодыжку.

– Победа! – вскричал он, вскидывая меч над головой. – С брата Очаровашки снято заклятие!

Великан целую минуту смотрел на него. Потом откинулся на спинку стула, все его громадное тело содрогалось от хохота.

– Ее брата! – проревел он. – Так вот, значит, как… Ее брата! – он сполз на пол, из глаз текли слезы. И он смеялся, смеялся, смеялся. – Ее брата! О-о-о… Я сейчас умру! Ее б-р-р-рата! Ее б-б-б-б… ее б-б-б-б…

Красавчика словно громом поразило. Он вертанул перстень.

– Чего? – проскрипел гном.

– Я хочу вернуться домой, чтобы гулять по улицам моего города, где все меня знают и любят… Немедленно!

Часом позже принцесса Очаровашка и принц Удо, который доводился ей совсем не братом, смотрели друг другу в глаза. И иллюзии Очаровашки таяли, как дым.

– Ты изменился, – резонно заметила она.

– Да уж, теперь я совсем не похож на черепаху, – добродушно ответил Удо.

– Я про то, каким ты был 7 лет тому назад. Ты сильно располнел.

– Для тебя, Очаровашка, время тоже не стояло на месте.

– Однако ты видел меня каждый день и продолжал любить.

– Ну… э… – Удо отвернулся, переминаясь с ноги на ногу.

– Так ты меня не любил?

– Видишь ли… конечно, я хотел обрести прежний облик, а пока ты… я хочу сказать, пока мы… пока ты думала, что мы любим друг друга… ты, естественно, старалась мне помочь. А теперь…

– Ты старый и лысый. Как я не заметила этого раньше?

– И не могла заметить, потому что я был черепахой, – ответил Удо. – По черепашьим меркам я был совсем молодым. Насчет лысины я и не говорю. Какая может быть лысина у черепахи?

– Я думаю, – говорила Очаровашка медленно, тщательно выбирая слова, – что за последние день или два ты сильно подурнел.

Домой Красавчик вернулся аккурат к обеду. А на следующее утро уже ехал верхом по улицам, наслаждаясь восторженными приветствиями горожан: в городе его любили все, кроме ближайших родственников. Бландербас же лежал мертвым в своем замке. Мы-то с вами знаем, что его убил волшебный меч, однако смерть великана породила странную легенду. Если кто-то рассказывал соседу особенно смешной анекдот, последний между приступами гогота говорил: «Ну ты даешь! Я сейчас умру от смеха! – а потом, вытерев слезы, добавлял со вздохом: – Как Бландербас».

Читайте также:
О Генри «Дары волхвов»
«Ежик». История о напрасной суете