Никто не запрещает некоторые вещи. Мы просто не хотим

301

У психолога Эриксона был такой случай в практике: одна дама никак не могла похудеть. То есть, она прилагала усилия, ограничивала себя, соблюдала строгую диету и сбрасывала вес. Килограммов двадцать сбрасывала. Еда при этом казалась ей ужасно соблазнительной. Чем дольше она терпела, тем заманчивее становилась еда. Ведь все такое вкусное, жирненькое, поджаристое, сладкое или остренькое! А она стоически отказывала себе во всем.

Когда вес достигал нормы, женщина начинала есть. Вознаграждала себя за терпение тем, в чем так долго себе отказывала. И вскоре снова весила девяносто килограммов. Ее охватывало отчаяние, она давала себе слово и опять изнуряла себя диетой. Хотя еда так манила ее! Ну, снижала мучительно вес, а потом все начиналось сначала. Вот она и попросила загипнотизировать себя. Другого способа нет!

Психолог не стал гипнотизировать даму. Он применил оригинальный и рискованный, на мой взгляд, метод: велел даме как следует есть. Вот все, что она хочет: пирожные, бургеры, конфеты, сыр… Есть все что хочется и набрать ещё десять кило. Так надо! Дама доверилась психологу и начала есть. Ей не хотелось даже, это было излишне, она была сыта, но пихала в себя еду. И с ужасом вставала на весы — никогда она не была такой толстой! Еда стала противна женщине, но она заставляла себя есть. Надо набрать десять килограммов к своим девяноста. Так велел специалист.

А потом тучная дама добрела до психолога. И сказала: мол, я набрала эти проклятые килограммы. Вы не представляете, как я мучилась и как мне опротивела еда, которую я насильно поедала. С каким нетерпением я ждала дня, когда можно перестать обжираться. Теперь можно прекратить есть, доктор? Я смотреть не могу на все это жирное, сладкое, гадкое, лишнее. Скорее разрешите питаться понемногу полезной пищей! И дама похудела без усилий на сорок килограммов. Она не хотела объедаться. Не желала.

И А.Карр пишет о том, что человеку так трудно с чем-то расстаться, когда ему это что-то запрещают. Когда он сам себе что-то запрещает. И вредная сигарета становится ценной; недаром так хочется курить, когда в пачке мало осталось. И сосиска становится ценной, желанной, потому что можно только половину сосиски, а хочется три! Четыре! Это ценные и привлекательные сосиски, раз их надо ограничивать. С алкоголем та же история. Неудержимое желание выпить возникает тогда, когда пить нельзя, когда человек всячески себя контролирует, когда прилагает громадные усилия, чтобы быть трезвым. И мечтает о вожделенной рюмочке.

Или женатый человек кажется таким желанным; именно потому, что встречи урывками и постоянные сомнения делают его очень ценным. Желанным. Вкусным! Так что метод Эриксоне очень, очень рискованный. Применять его я не советую. Но он открывает завесу тайны — то, от чего мы отказываемся волевым усилием, кажется нам заманчивым и ценным. Все более ценным и все более заманчивым в зависимости от усилий, которые мы прилагаем. Для голодного кусочек хлеба представляет огромную ценность. Потому что хлеба мало!

И лучше всего осознать эту особенность психики. Еды полно, ей можно объесться до смерти. Спиртного хоть залейся, можно убить себя им. И всего остального вредного тоже полно. Можно перебегать дорогу ночью на красный свет, развлекаясь. Мы просто этого НЕ ХОТИМ. Не запрещаем себе, а не хотим. Не желаем. Все это есть и будет, но мы не хотим. Довольно с нас, сыты по горло, как говорится. Мы хотим другое: хорошую фигуру. Здоровье. Трезвость. Счастливые отношения. Самоуважение. Вот это мы хотим. А вредного всегда в изобилии, никто не запрещает нам намазывать булки маслом и курить пять сигарет сразу. Но мы не хотим. Нет такого желания. Если вдуматься, все станет ясно. И полегче будет управлять собой.

Анна Кирьянова