Просмотров: 195

Мы категорически НЕ УМЕЕМ себя жалеть

«Мне жалко себя…»

По какой то странной причине слово «жалость» носит разные смыслы. Когда ребенку психологически плохо или больно физически, он идет к маме, чтобы она его пожалела. Или мама сама говорит — «иди ко мне я тебя пожалею».

И это так приятно, когда тебе больно и тебя жалеет кто-то близкий. Это дает возможность примириться и разделить свою боль, не быть в одиночестве. А еще это дает возможность научиться — не биться больше о то, что доставляет боль, быть чуть аккуратнее в том, что вокруг тебя (и психологически и физически).

Когда взрослый видя, что ребенку больно, его жалеет, ребенок получает извне сигнал, что это боль, что это плохо и может научиться оберегать себя. Ребенок понимает от чего ему было плохо и возможно будет осторожнее.

Жалость — признание факта страдания — очень важная связь эмоционального, физического и сознания, мысли. По сути мост между ощущением и сознанием. Сочувствовать можно тому, кто уже знает о своей боли, сопереживать можно тому, что тебе рассказали.

А жалость появляется раньше, там, где еще нет слов и знаний, где есть только чувство и оно пугает, оно не обозначено. 

При этом по какой то странной причине слово жалость имеет в бытовом языке оттенок унижения. Жалость — жалкий… 

Я не филолог и не знаю, как такое важное действие и приятное взаимодействие может иметь такой негативный окрас. Но проблема в том, что многие взрослые не умеют сами себя жалеть. Категорически. Напротив, там где должна быть жалость к себе, возникает вина и стыд. Сама виновата, дура….

А ведь жалость имеет очень важное именно информационное значение. Жалость является формой признания страдания и страдание становится фактом реальности. А дальше психика уже сделает свое дело.

Высвобождается злость на обидчика, ситуацию или формы реальности, которые провоцируют боль. Признаки этих ситуаций, маркируются как плохие и начинается поиск форм самозащиты.

Боль вообще имеет важную функцию — она сохраняет жизнь, сохраняет здоровье.

Если боль игнорировать, то можно сильно себе навредить. Боль физическая очень хорошо фиксируется на неосознаваемом уровне, даже если и ее игнорировать.

Боль психологическая тоже запоминается, остается шлейфом дискомфорта и не всегда осознаваемым желанием избегать определенных ситуаций. Но жалость к себе, признание, обозначение факта боли подключает к этому сознание и увеличивает шансы избегать повторения в разы. Уже не бессознательное, а ум ищет формы для изменений.

Жалость обозначая страдание дает возможность менять жизнь вокруг себя.

Особую роль здесь занимает тема физического насилия и психологических травм. Токсичные и жестокие взрослые, навязывая детям свои желания, подвергая их физическому и психологическому насилию, отвергают факт наличия боли. Обозначая боль как артефакт, как норму, как что-то, что нужно игнорировать. Причиняя боль своему ребенку, жестокие родители предлагают ему терпеть, обвиняют, стыдят и требуют успокоиться. 

Когда ребенка бьет, обижает, манипулирует тот, кто должен жалеть и поддерживать, тот, кого ребенок любит, то вся персональная система безопасности, которая настроена на избегание дискомфорта и боли приходит в клинч. Ребенок хочет защититься, ударить в ответ — это естестественно. Но надо терпеть, чтобы насильник не сердился еще больше. Ребенку плохо, но еще нет дифференциации состояний, есть лишь природное желание сбежать, уйти от опасного или защищать себя в ответ на агрессию.

Читать также: На что годны женщины после 50 лет?

Ребенок злиться на насилие, но насильник обеспечивает безопасность от внешнего мира, и поэтому ребенку приходится вытеснять свою боль….

Жалость к себе провоцирует агрессию к внешнему агрессору, и поэтому ребенок отказывается от своей врожденной системы безопасности ради связи с насильником. Детская психика выключает чувствование и принимает кошмар за норму.

Дальше, даже если выросший ребенок уже знает, что насилие, которое с ним происходило это плохо, научиться признавать свою боль очень сложно. Потому что возвращать себе свою систему безопасности это как выкупать из ломбарда вещь, которую ты оставил на очень долгий срок. Очень дорого, сложно и больно. Потому что она была отдана за самое важное, за возможность быть в безопасности, которую построил близкий, но бесчувственный к твоей боли взрослый.

Но по опыту работы с теми, кто подвергался насилию, начать чувствовать жалость к себе — первый шаг к построению своей собственной безопасности. 

Поэтому “мне себя жалко” — это важнейшие слова в процессе терапии. Жалость это прекрасно.

Истинная жалость к себе — признание своих чувств и желание себя оберечь.

В этом нет никакого унижения, в этом есть свежий воздух и слезы, есть боль обиды. Терпение боли унижает достоинство, а жалость и признание боли лишь дает человеку шанс самостоятельно о себе заботиться и с самого раннего возраста (если повезло иметь нежных взрослых вокруг) научиться отличать черное от белого.

Остались вопросы — задайте их здесь

Источник: econet.ru